Category: семья

Кирилл, Книги, Новотроицк

Занятость мужчин среди молодёжи по Гаю Стэндингу.

Исторически так сложилось, что молодые мужчины, взро­
слея, ориентировались на ролевые модели. У них был образец
мужского поведения. Они брали пример с отцов, которые доста­
точно хорошо зарабатывали, чтобы поддерживать жену и детей,
и под конец жизни пользовались почетом и уважением. Это была
сексистская и патриархальная модель, далеко не идеальная, однако
она крепко утвердилась в умах и служила образцом для многих
поколений. В наши дни у молодых людей из рабочего класса не
так много реалистичных ролевых моделей, дающих основание
для самоуважения, а перспектива в будущем стать «кормильцем»
семьи весьма туманна.
Нехватка вдохновляющих ролевых моделей — это, вероятно,
сказавшиеся на следующем поколении последствия гибкости
труда, насаждавшейся в 1980-1990-е годы. Результат — позднее
взросление: молодым мужчинам недостает мотивации для само­
стоятельной жизни. Как заметила Люси Расселл (Lucie Russell),
руководитель британской благотворительной организации Young
Minds: «Разве могут мальчики стать мужчинами, не имея соот­
ветствующей роли или работы?»
Все начинается еще со школы, где девочки по успеваемости
сильно опережают мальчиков. В Англии и Уэльсе 64 процента
девочек получают сертификат о среднем образовании (GCSE)
с высшей оценкой (экзамены на этот сертификат сдают в возрасте
15-16 лет), а среди мальчиков — только 54 процента. Мальчи­
кам не только не хватает примера в собственной семье, их еще
и обучают преимущественно женщины. Примерно в 5000 бри­
танских школ вообще нет преподавателей-мужчин. С высшим
образованием в этом плане еще хуже: половина молодых женщин
после школы поступают в высшие учебные заведения, а для
юношей этот показатель всего 37 процентов. Примерно такая же
картина наблюдается и в других странах. В целом в американских
и европейских университетах студенток на треть больше, чем
студентов. А по окончании университета для британских выпуск-
ников-мужчин вероятность остаться без работы на 50 процентов
выше, чем для женщин.
Вследствие этой нестабильности все больше молодых
мужчин продолжают жить вместе со своими родителями или
поблизости от них, рассчитывая на их поддержку в случае край­
ней нужды. В Италии это распространенное явление, в этой
стране молодых (и даже не очень молодых, сорокалетних) муж­
чин, живущих с родителями, называют mammoni — маменькины
сынки. В Великобритании более четверти мужчин в возрасте
от 25 до 29 лет живут вместе с родителями — их вдвое больше,
чем живущих с родителями женщин того же возраста. Каждый
десятый мужчина в 35 лет все еще проживает в родительском
доме. С этим связан образ «сына-бумеранга», который после
университета или института возвращается домой, но все, что ему
остается, это случайные заработки, долги, наркотики и апатия,
сопровождающаяся смутным желанием «путешествовать».
Свобода Франция Революция

Мои впечатления от Белой гвардии.

Закончил чтение романа М.А. Булгакова "Белая гвардия" - в бумажном виде 340 страниц. О чём книга? О жизни семьи русской интеллегенции в Киеве в момент сдачи немцами Киева после подписания Компьенского перемирия и приход в город отрядов Петлюры. Автор перескакивает по двум направлениям - военному - описания жизни в военном отряде и личному - описание жизни в кругу семьи Турбиных. Первая половина книги в основном посвящена военной жизни, вторая - личной. Возвращение Турбиных в роман происходит после гибели начальника военного отряда - сербского офицера Най-Турса. Его гибель - одна из драматичных частей романа, такая же, как и ранение и болезнь врача Алесея Турбина. Также автор подмечает специфику национальной украинской культуры среди членов войска Петлюры и митингующих в Киеве 14 декабря 1918 года. Начало немного скучноватое, но превнесение личного во вторую часть делает роман более драматичным. Самым драматичным эпизодом за все прочитанные мною книги - расстрелом красных артеллеристов во главе с Бунчуком из "Тихого Дона" вряд ли можно сравнить.