?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Как Ельцина назначили 1 секретарём Свердловского обкома КПСС?
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Борис Ельцин о своем взлете в первые секретари Свердловского обкома
в 1976 г. поведал поподробнее, чем М. Горбачев, но менее детально, чем В. Во-
ротников.
Он тоже начал карьеру в родном регионе. Только не в Комсомоле или на
промышленных предприятиях. Получив в 1955 г. диплом инженера-строи-
теля, Б. Ельцин больше десятка лет проработал по специальности. В 1966 г.
его назначили директором Свердловского домостроительного комбината. Уже
в 1968-м Б. Ельцин перешел на партийную работу – его взяли заведующим От-
делом строительства Обкома. То есть по профилю, как того же В. Воротникова.
Б. Ельцина присмотрел Яков Рябов, бывший первый секретарь Свердловского
горкома, избранный в 1966-м вторым секретарем Обкома. Однако, возгла-
вив область в 1971 г., Я. Рябов не торопился повышать своего протеже, хотя
и сблизился с ним. Секретарем Обкома Б. Ельцин стал лишь в 1975-м . Зато,
будучи всего год спустя выдвинут в первые секретари, он перепрыгнул одну-
две ступени (второго секретаря и/или председателя Облисполкома). Я. Рябова
тогда выбрали секретарем ЦК, и у него была возможность оставить преемника.
Председатель Облисполкома Александр Борисов и второй секретарь Ев-
гений Коровин казались слабыми и негодными. В подобных случаях обычно
начинали перебирать бывших подчиненных, работающих в других регионах.
Я. Рябов предложил Л. Брежневу Геннадия Колбина, бывшего второго секре-
таря Обкома, с 1975 г. занимавшего пост второго секретаря ЦК Компартии
Грузии. Увы, грузинский глава Эдуард Шеварднадзе «отдавать» его отказался
(они хорошо сработались). А Л. Брежнев то ли не захотел настаивать, то ли
посчитал, что Г. Колбин нужнее в республике. Тогда Я. Рябов, поразмыслив,
назвал Б. Ельцина.
Я. Рябов: «К этому моменту у меня в Москву забрали несколько толковых
людей, которых можно было назначить вместо меня в Свердловске. […] Что
оставалось делать? Предложил Ельцина. Брежнев его не знал, но деваться нам
было некуда».
Деваться действительно было некуда, Я. Рябов не кривил душой. Если бы
он не протащил хоть какого-нибудь преемника, то в Свердловск прислали бы
«варяга». Тогда Я. Рябов скорее всего потерял бы опору в регионе и уронил
свое реноме в глазах коллег.
Кандидатура Б. Ельцина нравилась не всем. Секретарь Обкома Леонид По-
номарев пробовал инициировать выдвижение первого секретаря Свердловского
горкома Леонида Бобыкина. Его тоже вызывали на собеседование в ЦК .
И. Капитонов склонялся к Е. Коровину. Л. Брежнев колебался. Но Я. Рябов
сумел настоять на своем . (Л. Бобыкин все же стал первым секретарем Об-
кома – в 1988 г., сменив ельцинского преемника Юрия Петрова.)
Б. Ельцин: «Почти семь лет я проработал завотделом, а затем меня выбрали
секретарем Обкома. Примерно через год направили на месячные курсы в Мо-
скву в Академию общественных наук при ЦК КПСС. В этот период состоялся
Он как минимум дважды получал приглашения переехать из Свердловска с повышением. Его звали
в секретари Костромского обкома, в заместители председателя Государственного комитета Совета
Министров СССР по делам строительства.
Пленум ЦК, на котором первого секретаря Свердловского обкома партии
Рябова избрали секретарем ЦК. На следующий день во время лекции к микро-
фону подходит руководитель курсов […] и объявляет: Ельцина приглашают
к 11 часам в ЦК. […] Я знать ничего не знаю, по какому вопросу меня при-
глашают. Хотя, конечно, где-то в душе чувствовал, какой может произойти
разговор, но старался не думать об этом всерьез. В общем, поехал в ЦК.
Сказали: зайти сначала к Капитонову, секретарю ЦК, занимающемуся ор-
ганизационными вопросами. Он со мной поговорил: как учеба, как то, как
это, как обстановка, как взаимоотношения в Бюро Обкома партии... Отвечаю,
что все нормально. Больше он мне ничего не сказал и не объяснил, для чего
пригласил. Пойдемте, говорит, дальше, к Кириленко. Опять разговор, общий,
и тоже кончается ничем. Дальше Суслов. На этот раз разговор похитрее: чув-
ствуете ли в себе силы, хорошо ли знаете партийную организацию области
и т.д., но тоже без финала. Странная, думаю, система: что же будет дальше?
А мне говорят: вас приглашает Брежнев. Надо ехать в Кремль. Сопровождали
меня два секретаря ЦК – Капитонов и Рябов. […] Брежнев сидел в торце стола
для заседаний. Я подошел, он встал, поздоровался. Потом, обращаясь к моим
провожатым, Брежнев говорит: «Так это он решил в Свердловской области
власть взять?» Капитонов ему объясняет: да нет, он еще ни о чем не знает. «Как
не знает, раз уже решил власть взять?» Вот так, вроде и всерьез, вроде и в шутку,
начался разговор. Брежнев сказал, что заседало Политбюро и рекомендовало
меня на должность [здесь и далее выделено мной. – В. И.] первого секретаря
Свердловского обкома партии.
В тот момент вторым секретарем Обкома в Свердловске был Коровин, то
есть нарушалась привычная схема перестановки. Получалось, что рядовой сек-
ретарь выдвигается сразу на должность первого, а второй остается на своем
месте. Хотя, объективно говоря, Коровин, конечно, для первого секретаря со
своим характером не годился. Это понимали все.
«Ну как?» – спросил Брежнев. Все это было неожиданно для меня, область
очень крупная, большая партийная организация... Я сказал: если доверят, буду
работать в полную силу, как смогу. Поднялись, он вдруг говорит: «Только пока вы
не член ЦК, поскольку уже прошел съезд, выборы закончились». Я, естественно,
и вопроса такого не мог задать, но он почему-то проговорил это так, словно
оправдывался. Потом смотрит, а у меня нет депутатского значка Верховного
Совета, и говорит: «Вы не депутат?» Я говорю: «Депутат». Он оглядывается на
секретарей с удивлением: «Как депутат?» Я совершенно серьезно говорю: «Об-
ластного Совета». Это, надо сказать, вызвало большое оживление, поскольку
депутат областного Совета на таком уровне за депутата не считался. Ну,
в общем, на том и расстались. Давайте, говорит, с пленумом не тяните.
И буквально через пару дней, 2 ноября 1976 года, прошел Пленум Сверд-
Получается, в случае с Б. Ельциным ограничились рекомендацией Полит-
бюро и собеседованиями с тремя секретарями ЦК и генеральным? Полагаю,
точнее уверен, что Секретариат тоже обсуждал его выдвижение.
Депутатом Верховного Совета СССР Б. Ельцина выбрали в 1979-м, членом
ЦК – только в 1981-м.
М. Горбачев: «Что касается роли первых секретарей, то ее можно сравнить
разве что с положением прежних царских губернаторов. Вся полнота власти
на местах практически была в их руках. […] Ни одно назначение не могло
пройти мимо них, любые мало-мальски руководящие должности входили в но-
менклатуру обкома или крайкома. Даже в тех случаях, когда предприятие или
институт подчинялись союзному министерству, министр не мог обойти первого
секретаря и назначить кого-либо без его ведома. Исключение составляли разве
что предприятия оборонного комплекса – этого «государства в государстве».
Но и там все-таки старались учесть мнение местного руководства»
Б. Ельцин: «[…] вообще, конечно же, в те времена первый секретарь обкома
партии – это бог, царь. Хозяин области... Мнение первого секретаря практи-
чески по любому вопросу было окончательным решением» .

Как Горбачёв стал 1 секретарём КПСС Ставропольского крайкома?
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Сам М. Горбачев в мемуарах не уделил особого внимания своему выдви-
жению и избранию первым секретарем Ставропольского крайкома в 1970 г.
Коренной ставрополец, он учился в Москве, на Юридическом факультете
МГУ им. М. В. Ломоносова. Окончил его в 1955 г., распределился на малую
родину в краевую прокуратуру. Но работать в ней М. Горбачев не захотел, так
как его не устроили условия и перспективы. Он попросился в Крайком ВЛКСМ
и был принят. Продвинулся быстро, уже в 1956 г. встал во главе ставропольской
комсомольской организации, а в 1961-м – краевой. М. Горбачеву посчастли-
вилось попасть в обойму первого секретаря Крайкома Федора Кулакова. Тот
протежировал ему и тогда, и после своего избрания в 1965-м секретарем ЦК.
В 1962 г. Ф. Кулаков поставил М. Горбачева заведующим Отделом организаци-
онно-партийной работы Крайкома, в 1966-м содействовал его переводу в первые
секретари Ставропольского горкома, в 1968-м помог ему вернуться в Крайком
уже вторым секретарем. Сменивший Ф. Кулакова на посту первого секретаря
Леонид Ефремов недолюбливал М. Горбачева, даже опасался его. И ему было
чего бояться. Ведь М. Горбачеву в то время покровительствовал уже не только
Ф. Кулаков, но еще и Ю. Андропов (уроженец Ставропольской губернии, став
председателем КГБ в 1967-м, он хотел взять земляка к себе заместителем по
кадрам) и сам М. Суслов («секретарствовавший» на Ставрополье в 1939–1944 гг.
и в дальнейшем опекавший край). Боялся Л. Ефремов не зря. Когда М. Горбачев
«нагулял» достаточно аппаратного веса, пришлось освободить для него место .
М. Горбачев: «Окончательное решение по кандидатурам первых секретарей
принадлежало именно генсеку. Брежнев сам занимался формированием их кор-
пуса и отбирал их тщательно. Перед этим Капитонов, Черненко скрупулезно
изучали досье претендента. Думаю, получали они информацию из разных ис-
точников. На этой основе формировалось предварительное мнение. Затем про-
исходили встречи кандидата с секретарями ЦК и лишь после них – с «самим».
Всю эту процедуру от начала до конца прошел и я. Как только встал вопрос об
отъезде Ефремова, меня вызвали в Москву. Беседы имел поочередно с Капи-
тоновым, Кулаковым, [секретарем ЦК, членом Политбюро Андреем] Кири-
ленко, Сусловым. Это был обязательный круг, через который проходили перед
утверждением все первые секретари обкомов, крайкомов и республик.
Странный, если не сказать нелепый, характер носили эти встречи. Сидим,
улыбаемся друг другу, ведем неспешный разговор. При этом я отлично знаю,
зачем меня вызвали, но об этом никто не говорит, ибо произнести решающие
слова – «мы вас рекомендуем» – мог только Брежнев.
Совсем по-другому происходила заключительная беседа с генеральным
секретарем ЦК КПСС. Брежнев, в этом я убедился и на той, и на последу-
ющих встречах, умел расположить к себе собеседника, создать обстановку
непринужденности. В самом начале разговора он сказал, что ЦК рекомендует
меня на пост первого секретаря Крайкома» .
М. Горбачев не рассказал, приглашался ли он на заседания Секретариата
и/или Политбюро, хотя понятно, что его кандидатура на них обсуждалась –
как минимум предварительно. Он явно неправ, утверждая, что лишь один
Л. Брежнев мог сказать «мы вас рекомендуем». В. Воротников в первый раз
услышал эти слова от М. Суслова, а во второй – от Ю. Андропова .
До избрания первым секретарем Крайкома М. Горбачев не был депутатом
союзного и даже российского уровня. Встав во главе края, он в том же 1970-м
избрался в Верховный Совет СССР. В 1971-м его (как и В. Воротникова) ввели
в состав ЦК.
М. Горбачеву повезло, поскольку в крае располагаются Кавказские Ми-
неральные Воды, куда многие партийные и государственные руководители
приезжали отдохнуть и подлечиться. Его называли «курортным секретарем».
Он должен был встречать высоких гостей, составлять им компанию. Это очень
способствовало налаживанию и укреплению контактов. В частности, Ю. Ан-
дропов регулярно оздоравливался в кисловодском санатории «Красные камни».
И М. Горбачев не упускал случая пообщаться с ним в неформальной обстановке.

Как Виталия Воротникова назначали 1 секретарём Воронежского обкома КПСС? Советская практика.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Виталий Иванович Воротников
Подробное описание процедуры назначения-избрания первого секретаря
в позднесоветский период можно прочитать в воспоминаниях В. Воротникова.
Он получил инженерное образование и до 1960 г. работал на военных про-
изводствах в родной Воронежской области, а потом в Куйбышевской. С поста
секретаря заводского парткома его забрали в Обком. В течение семи лет В. Во-
ротников последовательно занимал должности заведующего Промышленно-
транспортным отделом, заведующего Отделом оборонной промышленности,
секретаря, второго секретаря. В 1967 г. его перевели в председатели Облиспол-
кома. Кроме того, в 1963-м В. Воротникова избрали депутатом российского
Верховного Совета, в 1970-м – союзного. То есть он проходил ступень за сту-
пенью, не перепрыгивая ни одну и нигде не застревая. Очередное повышение
не заставило себя ждать. В феврале 1971 г. его вызвали к Ивану Капитонову,
заведующему Отделом организационно-партийной работы (1965–1983 гг.),
секретарю ЦК (1965–1988 гг.). Через него в обязательном порядке проходили
все будущие первые секретари.
В. Воротников: «Иван Васильевич встретил вопросом: не скучаете по
родине?» Стало ясно, о чем пойдет речь. И он повел разговор о Воронеже:
«Дела там идут неважно. [Первый секретарь Обкома Николай] Мирошни-
ченко беспринципен, окружил себя выпивохами. Организатор некудышный,
хотя и специалист сельского хозяйства, а именно на селе дела из рук вон плохо.
Авторитет его в области утрачен. Решили менять. Остановились на Вашей
кандидатуре [здесь и далее выделено мной. – В. И.]. Немаловажный фактор,
что Вы уроженец Воронежа. Советовались на Политбюро. […] Как Вы от-
носитесь к этому?»
Я уже был готов к разговору. Дома прикидывал, как вести себя. С одной
стороны, я действительно привык к Куйбышеву […]. А, с другой стороны,
вновь поднялась волна трепетной любви к Воронежу […]. Да, и возможность
проявить себя на самостоятельной работе, чего греха таить, также прельщала.
В таком духе я и ответил Капитонову. Поблагодарил за доверие, сказал, что
привык к Куйбышеву, где прошло три десятилетия моей сознательной жизни,
но связи с Воронежем никогда не терял. Буду там работать, если изберут, с же-
ланием и интересом. […] И.В. Капитонов выразил удовлетворение беседой,
попросил из ЦК пока не отлучаться.
Потом меня предупредили, что к 16:00 надо быть на Секретариате ЦК.
К этому времени я подошел к залу заседаний. В коридоре 5 этажа встретил
Н. М. Мирошниченко. Поздоровались, обменялись общими репликами. По
поводу приглашения на Секретариат ни он, ни я ничего не сказали. […]
Вел Секретариат М. А. Суслов. Сначала пригласили Н. М. Мирошниченко.
Минут через 30 он вышел, вид угнетенный. Позвали меня. […] Обстановка
доброжелательная. […] Вместо ожидаемого мною официального утверждения
пошла товарищеская беседа, обмен мнениями о делах в Воронежской области,
в Куйбышеве, в Тольятти. О месте самарских заводов в развитии авиации, ос-
воении космоса. О моем участии в этой работе. Потом вновь о воронежских
проблемах, о том, что главное там – укрепить руководящие кадры, мол, люди
распустились…
М. А. Суслов молчал, потом заговорил: «Мирошниченко не оправдал до-
верия ЦК. Допустил много ошибок. Ему пытались помочь, но он не сделал вы-
водов из критики. Воронежская область серьезно отстала в развитии сельского
хозяйства. Первый секретарь Обкома неправильно повел себя в быту. ЦК осво-
бодило его от работы и рекомендует Вас, товарищ Воротников. Ваше слово?»
Я не стал особенно распространяться. Поблагодарил за доверие и сказал, что
постараюсь оправдать его. Но просил учесть, что я – инженер, а не специалист
сельского хозяйства. Репликами те же секретари ЦК поддержали рекомендацию:
кругозор, заводской опыт, методы организации промышленного производства,
внимание к людям, хорошие отзывы как о председателе Облисполкома и т.д.
Короче – рекомендовать. М. А. Суслов спросил: «Мнение единое? Хорошо.
Все, успехов Вам». И я ушел.
После заседания Секретариат подождал И. В. Капитонова и с ним […]
пошли к Л. И. Брежневу. Он постоянно работал тогда в здании ЦК КПСС
[…]. Встретил меня Л.И. Брежнев приветливо. […] Спросил: «Ну как настро-
ение?» Я ответил: «Волнуюсь, задача стоит непростая. Новая область, новые
люди, сложная, как говорят товарищи, ситуация в кадрах. Согласие дал. Буду
работать честно». Затем пошел спокойный, доброжелательный разговор».
Через несколько дней В. Воротников прилетел в Воронеж. Заседание Бюро
Обкома было назначено заранее. «Высказались все. Одни кратко, другие длиннее
и резче, но все поддержали решение о необходимости замены первого секретаря.
Мирошниченко на Бюро не особенно спорил, признал свои недостатки, никого
не упрекал. Вел себя как-то безучастно, смирившись. Решение Бюро Обкома:
освободить Н. М. Мирошниченко от обязанностей первого секретаря Воро-
нежского обкома за допущенные серьезные недостатки в работе, поддержать
рекомендацию ЦК КПСС об избрании на этот пост В. И. Воротникова и внести
этот вопрос на пленум Обкома. […]
Пленум [прошел на следующий день. – В. И.] согласился с решением Бюро
Обкома партии об освобождении Н. М. Мирошниченко от работы. […] Меня
попросили выступить. Я коротко рассказал о себе, родителях. Доброжела-
тельный шумок в зале вызвали слова о моем воронежском происхождении.
Вопросов не было. Единодушным голосованием – избрали. Я поблагодарил
и обещал работать, опираясь на традиции и опыт воронежцев» .
Если не знать всех нюансов, то можно запутаться. Современный читатель
вряд ли сходу разберется, кто все же снял Н. Мирошниченко и заменил его
В. Воротниковым. Поясню: на Политбюро обсудили ситуацию в Воронежской
области и приняли принципиальное фактическое решение о замене первого
секретаря. Отдел И. Капитонова провел всю необходимую подготовительную
работу, вызвал в Москву предварительно подобранного и согласованного кан-
дидата в сменщики. Секретариат объявил Н. Мирошниченко о его отставке,
провел собеседование с В. Воротниковым и проголосовал за формальную реко-
мендацию. Бюро Обкома их автоматически поддержало. Пленум единодушно
согласился со старшими товарищами и принял формальные решения.
В. Воротников ничего не написал о том, вызывали его на Политбюро или
нет. Скорее всего нет, иначе бы он это не пропустил, его мемуары очень под-
робны. С другой стороны, нет оснований не доверять В. Болдину, который
упоминает, что Политбюро окончательно утверждало новых первых секрета-
рей. Вероятно, порядок варьировался в зависимости от конкретного региона,
конкретной ситуации.
Отмечу, что дальнейшая карьера В. Воротникова сложилась нетипично. Он
не прирос к креслу, как многие первые секретари того периода. Уже в 1975 г.
В. Воротникова, не спрашивая, выдернули (это слово тут самое подходящее)
в Москву на довольно малозначительный пост первого заместителя председателя
Совмина РСФСР. А в 1979-м направили послом на Кубу, приняв во внимание
его личное знакомство в Фиделем Кастро – тот однажды побывал в Воронеже.
В 1982 г. В. Воротникова отозвали и по рекомендации Ю. Андропова, только
что сменившего в Секретариате скончавшегося М. Суслова, снова сделали пар-
тийным главой крупного региона. На этот раз Краснодарского края. Прежнего
первого секретаря – легендарного Сергея Медунова (1973–1982 гг.) смыло
волной не менее легендарного «краснодарского дела»…
О том, что кубинский этап его карьеры завершается, В. Воротникову со-
общили в мае 1982 г., когда он находился в Москве. Перевод именно на Кубань
конкретно не обсуждался. Он отбыл в Гавану, чтобы попрощаться с кубинским
руководством, коллегами-дипломатами, а 17 июля Ю. Андропов срочно вызвал
его на разговор.
В Москву В. Воротников вернулся через два дня. Приехав в ЦК, он зашел
к И. Капитонову. Тот ничего с ним обсуждать не стал и повел к Ю. Андропову.
В. Воротников: «Беседа была без предисловий, сразу о деле. «Речь идет о ре-
комендации вас первым секретарем Краснодарского крайкома партии. Медунова
мы отзываем в Москву – 17 июля был с ним разговор. В крае сложилась пре-
неприятная ситуация. (Андропов кратко обрисовал обстановку.) Медунов, на-
конец, понял, что дальше там оставаться ему нельзя. Взяточничество, коррупция
среди ряда работников различных сфер, в том числе среди партийного актива.
Арестованы и находятся под следствием более 200 человек. Понятно, вина
и ответственность за такую обстановку в крае ложится и на первого секретаря
Крайкома. Об этом и шла речь на Секретариате ЦК, где решался вопрос об
освобождении С.Ф. Медунова от работы [здесь и далее выделено мной. – В. И.].
Вашу кандидатуру поддержали Л.И. Брежнев и [заведующий Общим от-
делом ЦК, секретарь ЦК, член Политбюро] К.У. Черненко. Отзывы о прежней
вашей работе в Куйбышеве и Воронеже положительные. Был обмен мнениями
и на Секретариате ЦК. Вот и все».
Я ответил, что поручение неожиданное, очень ответственное. Откровенно
говоря, рассчитывал по возвращении в Союз немного подлечиться. Но я по-
нимаю обстановку. Если требуется, то готов работать и буду делать все, чтобы
оправдать доверие.
Андропов: «Хорошо. Практически не надо тянуть. Буквально на этой не-
деле можно, в четверг или в пятницу, провести в Краснодаре пленум. Так что
готовьтесь. До свиданья».
На другой день меня опять пригласил Ю. В. Андропов. Говорит: «Рассказал
о нашей беседе Леониду Ильичу. Сказал ему, что Воротников воспринял пред-
ложение без энтузиазма». Я, конечно, выразил удивление. «Не переживай, это
я так. А серьезно, пришлось объяснить Л. И. Брежневу ситуацию. Надо сейчас
в Краснодаре активно поработать. У тебя еще все впереди». Моя реакция: «Что
впереди, Юрий Владимирович? Ведь мне уже 57 лет». Он засмеялся. […]
В 16:00 – Секретариат ЦК. Вел Ю. В. Андропов.
Сказал: «Как решили, Медунова отзываем в распоряжение ЦК. В крае вы-
явлены многочисленные факты нарушения законности. Взяточничество среди
руководящих работников, даже среди партийного актива. В Сочи, Геленджике,
Краснодаре. Арестовано 152, под следствием 99 человек. Медунову неодно-
кратно указывали на эти факты, однако он не реагировал, не воспринимал
советов и критики, сам создавал трудности для следствия.
Предложение: рекомендовать первым секретарем Краснодарского крайкома
В. И. Воротникова. Вы его знаете – имеет большой опыт партийной, произ-
водственной, государственной работы: Куйбышев, Воронеж, Москва, Куба.
Это то, что нам нужно. Секретариат, по сути, ранее согласовал этот вопрос».
Дали мне слово. Я поблагодарил за доверие. Юрий Владимирович пожелал
мне успехов» .
22 июля состоялся краевой Пленум. Краснодарская журналистка и писатель-
ница Светлана Шишкова-Шипунова, работавшая тогда в аппарате Крайкома,
приводит некоторые подробности:
«В. И. Воротникова на Кубани вообще не знали, в глаза не видели, многие
и фамилию эту только на Пленуме впервые услышали. Озвучил ее прибывший
из Москвы секретарь ЦК по кадрам И. В. Капитонов. […] В полном молчании
Пленум проголосовал за освобождение одного и избрание другого. Политбюро
виднее, кого снимать, а кого ставить.
Я присутствовала на том Пленуме и хорошо помню это тягостное молчание,
это тревожное переглядывание, когда, волнуясь и стараясь сохранить лицо,
говорил свое прощальное слово Медунов, эти искусственные улыбки, когда на
трибуну вышел Воротников. Нового первого, бывшего послом СССР в Гаване,
опальным при Брежневе и возвращенным на политическую сцену Андроповым,
связывало с краем разве что созвучие слов Куба – Кубань» .
В 1983 г. Ю. Андропов уже как генеральный секретарь выдвинул В. Во-
ротникова в председатели российского Совмина, ввел в Политбюро. В 1988-м
М. Горбачев переместил его в председатели Президиума Верховного Совета
РСФСР.

Политика "варягов" регионов в период сталинской советской политики.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
При И. Сталине, да и позднее, кадры очень часто тасовали, людям не да-
вали засиживаться. Вероятность того, что во главе региона окажется партиец,
работавший в нем ранее, и тем более местный уроженец, была весьма неве-
лика. Эта практика считалась совершенно нормальной. Слово «варяг» тогда
не употреблялось.
Так, М. Суслов, родившийся в Саратовской губернии, начал карьеру в Мо-
скве в контрольных органах. «Большой террор» освободил множество вакансий.
И в 1937 г. М. Суслова направили в Ростовский обком заведующим одним из
отделов. В 1938-м – подняли там до второго секретаря. А в 1939-м – перевели
в первые секретари Орджоникидзевского (с 1943-го – Ставропольского) край-
кома. В 1944–1946 гг. М. Суслов председательствовал в Бюро ЦК по Литовской
ССР .
Н. Игнатов, выходец из донской станицы, первую партийную должность
занял в Ленинграде. С 1936 г. он «секретарствовал» в Ленинском районе города.
Уже в 1937-м Н. Игнатов оказался в Куйбышевской области, исполнял там
обязанности второго секретаря Обкома, а с 1938-го – первого. Через несколько
месяцев избавился от приставки «и.о.». Но в 1940-м его сместили, правда, огра-
ничились понижением. Пришлось заново подниматься в Орловской области,
причем с поста заведующего Отделом Обкома. В первые секретари он снова
вышел уже во время войны – в 1944 г. В 1949-м Н. Игнатова направили руково-
дить Краснодарским краем. А в 1952-м повысили до секретаря ЦК, кандидата
в члены Президиума ЦК и потом еще сделали министром заготовок СССР.
После смерти И. Сталина Н. Игнатову пришлось снова отправиться в Ленин-
град – первым секретарем Горкома и вторым секретарем Обкома. В 1954 г. его
перевели в первые секретари Воронежского обкома, в 1955-м – Горьковского.
В ЦК Н. Игнатов возвратился в 1957 г.
Астраханец Аверкий Аристов на партийную работу был взят в Свердловской
области. С 1939 г. заведовал Отделом в Обкоме, уже с 1940-го был третьим
секретарем, с 1942-го – вторым. В 1943 г. его передвинули вторым секретарем
в Кемеровский обком. В 1944-м – первым секретарем в Красноярский край-
ком. В 1950-м – первым секретарем в Челябинский обком. Как и Н. Игнатова,
в 1952 г. А. Аристова призвали в Москву. Он сразу стал заведующим Отде-
лом партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК, секретарем ЦК
и членом Президиума. В 1953 г. А. Аристова отправили в Хабаровск всего лишь
председателем Крайисполкома. Спустя девять месяцев, правда, его поставили
первым секретарем Крайкома, а в 1955-м вернули в ЦК.
С 1960-х гг. к кадрам стали относиться «бережнее».
Возьмем для примера биографию Федора Горячева, уроженца Симбир-
ской губернии (той ее части, которую в 1924 г. включили в состав Чувашии).
В 1934 г. его направили в Иглинский район Башкирии, где он в течение трех
лет последовательно прошел посты первого секретаря Райкома Комсомола,
председателя Райисполкома, секретаря Райкома партии. В 1938-м Ф. Горячев
недолго исполнял обязанности первого секретаря Альшевского райкома, затем
заведовал Отделом в Обкоме. В 1939-м его перебросили в Пензенскую область
на аналогичную должность, но практически сразу же ему доверили пост тре-
тьего секретаря Обкома, а в 1940-м – второго секретаря. В 1945-м Ф. Горячев
занял такой же пост в новообразованной Тюменской области, в 1951-м воз-
главил ее как первый секретарь. Спустя четыре года ему вверили Калининскую
область. И, наконец, в 1959-м – Новосибирскую. В этом регионе Ф. Горячев
«секретарствовал» без малого 20 лет.
Смоляк Федор Лощенков успешно стартовал как раз в Новосибирске, куда
его прислали в 1946 г. В 1951-м его поставили первым секретарем Дзержинского
(внутригородского) райкома, в 1955-м – первым секретарем Новосибирского
горкома, в 1959-м – вторым секретарем Обкома. В 1961 г. Ф. Лощенкова пере-
вели первым секретарем в Ярославскую область. «Хозяином» там он оставался
до 1986 г.
Туляк Павел Леонов с 1948 г. находился на партийной работе в Москве. Из
Обкома его в 1955-м взяли в ЦК в Отдел партийных органов – организационно-
партийной работы по РСФСР. Оттуда в 1960-м отправили на Сахалин первым
секретарем Обкома. После 18 лет довольно успешного «секретарствования»
П. Леонова переместили поближе к родным местам. До 1985 г., то есть еще
почти семь лет, ему довелось начальствовать в Калининской области.
Выходец с Черниговщины Алексей Черный, напротив, почти весь свой
карьерный путь прошел в Хабаровском крае. В 1954 г. он дорос до первого
секретаря Райкома партии района им. Лазо, в 1956-м был избран секретарем
Крайкома, в 1957-м – вторым секретарем, в 1959-м – первым секретарем Обкома
Еврейской автономной области (составной части края) . С 1962-го по 1970 г.
А. Черный занимал пост председателя Крайисполкома, а с 1970-го по 1988 г.
руководил краем.
Исключительный случай, когда первым секретарем стал местный и к тому
же не принадлежавший к кадровым партийцам, имел место в моем родном
Красноярском крае. Там в 1969–1972 гг. «секретарствовал» Владимир Дол-
гих, коренной красноярец, до выдвижения работавший директором Нориль-
ского горно-металлургического комбината (НГМК) и прежде занимавший
исключительно инженерно-технические и инженерно-административные
должности (но еще в 1966-м ставший депутатом Верховного Совета СССР).
Руководителя государственного масштаба в нем вовремя разглядел А. Косы-
гин. В 1972-м В. Долгих избрали секретарем ЦК. Больше таких резких скачков
в его карьере не было. В 1976-м ему поручили заведовать Отделом тяжелой
промышленности, кандидатом в члены Политбюро выбрали лишь в 1982-м.
Членом же Политбюро он так и не стал, хотя был достоин этого места больше
многих других .

Блиц с Валентином Коноваловым))).
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
- Сейчас шуточный блиц. Можно отвечать развернуто. Геродот или Герострат?
- Да, я тогда оговорился. Геродот — это историк, Герострат — тот, кто вошел в историю сожжением храма. Кого бы я выбрал: конечно, Геродота.
- Ленин или Сталин?
- Ленин.
- Зюганов или Грудинин?
- Зюганов
- Хабиб или Федор?
- Федор.
- Борщ или секс?
- Секс.
Валентин Коновалов и Игорь Чигарских

Выборы в Израиле с 1949 года.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
25 января 1949 явка 86,9% Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ) 35,7% 46 Давид Бен-Гурион
30 июля 1951 явка 75,1% Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ) 37,3% 45 Давид Бен-Гурион
26 июля 1955 явка 82,8%
Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ) 32,2% 40 Давид Бен-Гурион
3 ноября 1959 явка 81,5%
Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ) 38,2% 47 Давид Бен-Гурион
15 августа 1961 явка 81,6%
Партия рабочих Земли Израильской (МАПАЙ) 34,7% 42 Давид Бен-Гурион
2 ноября 1965 явка 85,9% Маарах 36,7% 45 Леви Эшкол
28 октября 1969 явка 81,7% Маарах 46,2% 56 Голда Меир
31 декабря 1973 явка 78,6% Маарах 39,6% 51 Голда Меир
17 мая 1977 явка 79,2% Ликуд 33,4% 43 Менахем Бегин
30 июня 1981 явка 78,5% Ликуд 37,1% 48 Менахем Бегин
23 июля 1984 явка 78,8% Маарах 34,9% 44 Шимон Перес
1 ноября 1988 явка 79,7% Ликуд 31,1% 40 Яцик Шамир
23 июня 1992 явка 77,4% Израильская партия труда (Авода) 34,7% 44 Ицхак Рабин
29 мая 1996 явка 79,3%
Израильская партия труда (Авода)  26,8% 34 Беньямин Нетаньяху (Ликуд) голосование 50,5%
17 мая 1999 явка 78,7% Единый Израиль 20,3% 26 Эхуд Барак
28 января 2003 явка 67,8% Ликуд 29,39% 38 Ариэль Шарон
28 марта 2006 явка 63,6% Вперёд (Кадима) 22,02% 29 Эхуд Ольмерт
10 февраля 2009 явка 64,7% Вперёд (Кадима) 22,47% 28 Беньямин Нетаньяху (Ликуд)
22 января 2013 явка 67,8% Ликуд - Наш дом Израиль 23,34% 31 Беньямин Нетаньяху
17 марта 2015 явка 72,34% Ликуд 23,40% 30 Беньямин Нетаньяху
9 апреля 2019 явка 68,41% Ликуд 26,46% 35 роспуск парламента
17 сентября 2019 явка 69,29% Синий-белый (Кахоль-Лаван) 25,93% 33 ?

Советский агитационный плакат 1931 года.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91

Карты участия партий в региональных выборах по спискам и в МГД.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Рейтинг допуска партий на региональные выборы по спикам и в округах МГД.
Только ЛДПР из парламентских партий не была допущена в Чечне. А так все парламентские партии участвовали во всех регионах.
Карты будут обозначены по следующему списку участия партий в региональных выборах (с учётом допуска в МГД).
Патриоты России - 40
Яблоко - 40
Коммунисты России - 33
Родина - 28
Российская партия пенсионеров за справедливость - 20
Партия Роста - 17
РЭП Зелёные - 13
Гражданская платформа - 12
КПСС - 11.









Итоговое голосование по спискам в 12 субъектах РФ.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Единая Россия 58,91%
КПРФ 13,44%
ЛДПР 11,91%
Справедливая Россия 5,59%
Российская партия пенсионеров за справедливость 2,78%
Коммунисты России 2,51%
Партия Роста 0,77%
Гражданская Платформа 0,63%
Родина 0,41%
РЭП Зелёные 0,32%
Патриоты России 0,32%
Яблоко 0,16%
КПСС 0,04%
Недействительные бюллетени 2,20%.

Картина тувинского художника Василия Дёмина 1956 года.
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Картина Василия Дёмина 1956 года "Заседание Президиума Верховного Совета СССР в связи с вхождением Тувы в состав Советского Союза". Тува вошла в состав СССР 1944 года. Василий Дёмин (1912-1990) - основатель Союза художников в Тувинской Народной Республике. Больше всего Василий Дёмин любил пейзажи Тувы и Кызыла.