?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Как Ельцина назначили 1 секретарём Свердловского обкома КПСС?
Кирилл, Книги, Новотроицк
vybory_91
Борис Ельцин о своем взлете в первые секретари Свердловского обкома
в 1976 г. поведал поподробнее, чем М. Горбачев, но менее детально, чем В. Во-
ротников.
Он тоже начал карьеру в родном регионе. Только не в Комсомоле или на
промышленных предприятиях. Получив в 1955 г. диплом инженера-строи-
теля, Б. Ельцин больше десятка лет проработал по специальности. В 1966 г.
его назначили директором Свердловского домостроительного комбината. Уже
в 1968-м Б. Ельцин перешел на партийную работу – его взяли заведующим От-
делом строительства Обкома. То есть по профилю, как того же В. Воротникова.
Б. Ельцина присмотрел Яков Рябов, бывший первый секретарь Свердловского
горкома, избранный в 1966-м вторым секретарем Обкома. Однако, возгла-
вив область в 1971 г., Я. Рябов не торопился повышать своего протеже, хотя
и сблизился с ним. Секретарем Обкома Б. Ельцин стал лишь в 1975-м . Зато,
будучи всего год спустя выдвинут в первые секретари, он перепрыгнул одну-
две ступени (второго секретаря и/или председателя Облисполкома). Я. Рябова
тогда выбрали секретарем ЦК, и у него была возможность оставить преемника.
Председатель Облисполкома Александр Борисов и второй секретарь Ев-
гений Коровин казались слабыми и негодными. В подобных случаях обычно
начинали перебирать бывших подчиненных, работающих в других регионах.
Я. Рябов предложил Л. Брежневу Геннадия Колбина, бывшего второго секре-
таря Обкома, с 1975 г. занимавшего пост второго секретаря ЦК Компартии
Грузии. Увы, грузинский глава Эдуард Шеварднадзе «отдавать» его отказался
(они хорошо сработались). А Л. Брежнев то ли не захотел настаивать, то ли
посчитал, что Г. Колбин нужнее в республике. Тогда Я. Рябов, поразмыслив,
назвал Б. Ельцина.
Я. Рябов: «К этому моменту у меня в Москву забрали несколько толковых
людей, которых можно было назначить вместо меня в Свердловске. […] Что
оставалось делать? Предложил Ельцина. Брежнев его не знал, но деваться нам
было некуда».
Деваться действительно было некуда, Я. Рябов не кривил душой. Если бы
он не протащил хоть какого-нибудь преемника, то в Свердловск прислали бы
«варяга». Тогда Я. Рябов скорее всего потерял бы опору в регионе и уронил
свое реноме в глазах коллег.
Кандидатура Б. Ельцина нравилась не всем. Секретарь Обкома Леонид По-
номарев пробовал инициировать выдвижение первого секретаря Свердловского
горкома Леонида Бобыкина. Его тоже вызывали на собеседование в ЦК .
И. Капитонов склонялся к Е. Коровину. Л. Брежнев колебался. Но Я. Рябов
сумел настоять на своем . (Л. Бобыкин все же стал первым секретарем Об-
кома – в 1988 г., сменив ельцинского преемника Юрия Петрова.)
Б. Ельцин: «Почти семь лет я проработал завотделом, а затем меня выбрали
секретарем Обкома. Примерно через год направили на месячные курсы в Мо-
скву в Академию общественных наук при ЦК КПСС. В этот период состоялся
Он как минимум дважды получал приглашения переехать из Свердловска с повышением. Его звали
в секретари Костромского обкома, в заместители председателя Государственного комитета Совета
Министров СССР по делам строительства.
Пленум ЦК, на котором первого секретаря Свердловского обкома партии
Рябова избрали секретарем ЦК. На следующий день во время лекции к микро-
фону подходит руководитель курсов […] и объявляет: Ельцина приглашают
к 11 часам в ЦК. […] Я знать ничего не знаю, по какому вопросу меня при-
глашают. Хотя, конечно, где-то в душе чувствовал, какой может произойти
разговор, но старался не думать об этом всерьез. В общем, поехал в ЦК.
Сказали: зайти сначала к Капитонову, секретарю ЦК, занимающемуся ор-
ганизационными вопросами. Он со мной поговорил: как учеба, как то, как
это, как обстановка, как взаимоотношения в Бюро Обкома партии... Отвечаю,
что все нормально. Больше он мне ничего не сказал и не объяснил, для чего
пригласил. Пойдемте, говорит, дальше, к Кириленко. Опять разговор, общий,
и тоже кончается ничем. Дальше Суслов. На этот раз разговор похитрее: чув-
ствуете ли в себе силы, хорошо ли знаете партийную организацию области
и т.д., но тоже без финала. Странная, думаю, система: что же будет дальше?
А мне говорят: вас приглашает Брежнев. Надо ехать в Кремль. Сопровождали
меня два секретаря ЦК – Капитонов и Рябов. […] Брежнев сидел в торце стола
для заседаний. Я подошел, он встал, поздоровался. Потом, обращаясь к моим
провожатым, Брежнев говорит: «Так это он решил в Свердловской области
власть взять?» Капитонов ему объясняет: да нет, он еще ни о чем не знает. «Как
не знает, раз уже решил власть взять?» Вот так, вроде и всерьез, вроде и в шутку,
начался разговор. Брежнев сказал, что заседало Политбюро и рекомендовало
меня на должность [здесь и далее выделено мной. – В. И.] первого секретаря
Свердловского обкома партии.
В тот момент вторым секретарем Обкома в Свердловске был Коровин, то
есть нарушалась привычная схема перестановки. Получалось, что рядовой сек-
ретарь выдвигается сразу на должность первого, а второй остается на своем
месте. Хотя, объективно говоря, Коровин, конечно, для первого секретаря со
своим характером не годился. Это понимали все.
«Ну как?» – спросил Брежнев. Все это было неожиданно для меня, область
очень крупная, большая партийная организация... Я сказал: если доверят, буду
работать в полную силу, как смогу. Поднялись, он вдруг говорит: «Только пока вы
не член ЦК, поскольку уже прошел съезд, выборы закончились». Я, естественно,
и вопроса такого не мог задать, но он почему-то проговорил это так, словно
оправдывался. Потом смотрит, а у меня нет депутатского значка Верховного
Совета, и говорит: «Вы не депутат?» Я говорю: «Депутат». Он оглядывается на
секретарей с удивлением: «Как депутат?» Я совершенно серьезно говорю: «Об-
ластного Совета». Это, надо сказать, вызвало большое оживление, поскольку
депутат областного Совета на таком уровне за депутата не считался. Ну,
в общем, на том и расстались. Давайте, говорит, с пленумом не тяните.
И буквально через пару дней, 2 ноября 1976 года, прошел Пленум Сверд-
Получается, в случае с Б. Ельциным ограничились рекомендацией Полит-
бюро и собеседованиями с тремя секретарями ЦК и генеральным? Полагаю,
точнее уверен, что Секретариат тоже обсуждал его выдвижение.
Депутатом Верховного Совета СССР Б. Ельцина выбрали в 1979-м, членом
ЦК – только в 1981-м.
М. Горбачев: «Что касается роли первых секретарей, то ее можно сравнить
разве что с положением прежних царских губернаторов. Вся полнота власти
на местах практически была в их руках. […] Ни одно назначение не могло
пройти мимо них, любые мало-мальски руководящие должности входили в но-
менклатуру обкома или крайкома. Даже в тех случаях, когда предприятие или
институт подчинялись союзному министерству, министр не мог обойти первого
секретаря и назначить кого-либо без его ведома. Исключение составляли разве
что предприятия оборонного комплекса – этого «государства в государстве».
Но и там все-таки старались учесть мнение местного руководства»
Б. Ельцин: «[…] вообще, конечно же, в те времена первый секретарь обкома
партии – это бог, царь. Хозяин области... Мнение первого секретаря практи-
чески по любому вопросу было окончательным решением» .