December 2nd, 2019

Кирилл, Книги, Новотроицк

АП - внутренняя политика регионов во 2 сроке Путина - кто отвечает за неё?

Внутриполитическим блоком с осени 2003 г. управлял В. Сурков как за-
меститель руководителя Администрации Президента – помощник Президента.
Дмитрий Медведев для этой работы не годился. Мягко говоря, он не был знаком
с внутриполитической проблематикой и не стремился в нее вникать.
У начальника УВП Андрея Попова периодически случались проблемы со
здоровьем, и ему приходилось подолгу лечиться. Его обязанности исполнял
заместитель по региональным вопросам Олег Говорун. Постепенно он стал
«правой рукой» В. Суркова.
В марте 2006-го, когда А. Попов ушел в отставку, О. Говорун занял его
место. Тогда же новым «региональным» заместителем начальника УВП был
назначен Александр Харичев, профессиональный политический менеджер,
выращенный полпредом в ПФО Сергеем Кириенко (2000–2005 гг.). При нем
А. Харичев поднялся до должности начальника Департамента внутренней
политики полпредского Аппарата. Затем недолго работал помощником у сме-
нившего С. Кириенко экс-прокурора Башкортостана Александра Коновалова
(2005–2008 гг.).
Окончательные решения по кандидатам на должности глав, разумеется,
всегда принимал В. Путин – по итогам докладов, консультаций и личных со-
беседований.
Предлагать кандидатуры должны были полпреды. Фильтровать списки –
Д. Медведев и В. Сурков, задействуя «кадровиков» и «чекистов». Они это,
конечно, делали, но, анализируя назначенческую практику, нужно учитывать
ряд деталей.
Во-первых, в 2005–2008 гг. из полпредов серьезным влиянием обладали, по-
жалуй, только С. Кириенко и его коллеги в СЗФО и ЮФО – соответственно
Илья Клебанов (2003–2011 гг.) и Дмитрий Козак (2004–2007 гг.).
Во-вторых, Д. Медведев практически не занимался продвижением своих
креатур. Если бы на месте руководителя Администрации остался Александр
Волошин, все было бы иначе.
В-третьих, в такой ситуации заметно возросла роль В. Суркова. В. Путин
нередко обсуждал кандидатов с ним, а не с Д. Медведевым.
В-четвертых, в ноябре 2005 г. Д. Медведева сменил С. Собянин. Он, ко-
нечно, оказался намного компетентнее предшественника, хотя на равных кон-
курировать с В. Сурковым, особенно поначалу, не мог.
В-пятых, гораздо бо'льшим влиянием на Президента, чем все перечислен-
ные, тогда обладали заместители руководителя Администрации Игорь Сечин
и Виктор Иванов. Один кроме всего прочего неофициально курировал вопросы
взаимодействия с крупным бизнесом – нефтяным и пр. Другой был «кадрови-
ком» Кремля. Теоретически они могли бы стать основными «поставщиками»
губернаторов. Но у И. Сечина все силы уходили на ТЭК, из протеже В. Ива-
нова, как показала практика, руководители не получались (см. далее).
При этом я вовсе не хочу сказать, что глав фактически расставляли В. Сурков
и несколько полпредов. Далее мы убедимся, что их достижения в этом плане
были относительно скромные. В действительности своих людей выдвигали
и В. Иванов, и С. Собянин, и Сергей Чемезов, генеральный директор «Рособо-
ронэкспорта» (РОЭ)  с 2004 г. (друг В. Путина, служивший в его подчинении
в ГДР), и Владимир Якунин, президент РЖД с 2005 г. (еще один друг В. Пу-
тина, в 1996-м учредивший вместе с ним и несколькими общими товарищами
дачный кооператив «Озеро»), и Сергей Шойгу, бессменный министр по делам
гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий
стихийных бедствий, и Борис Грызлов, бывший министр внутренних дел
(2001–2003 гг.), председатель ГД (2003–2011 гг.) и ЕР (2004–2008 гг.). Даже
Д. Медведев внес свою лепту в обновление кадров.
Важно также понимать, что ротация в 2005–2008 гг. не носила системного
характера. Ни сам В. Путин, ни тем более руководство Администрации не
задавались целью устроить «большую чистку». А они могли себе это позволить,
освободившись от ограничений и рисков, которые диктовала выборность глав.
Тем более что новые федеральные кампании предстояли нескоро.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Олега Кожемяко в АП хотели сделать губернатором Приморья ещё в 2005 году.

Полпред в ДФО Константин Пуликовский (2000–2005 гг.) планировал
«снести» С. Дарькина и выдвинуть в губернаторы его старого врага Олега
Кожемяко, крупного приморско-камчатского бизнесмена, хозяина ПБТФ. Эта
задача выглядела решаемой, ведь репутация у приморского главы была очень
одиозной. Но В. Сурков верно рассчитал, что первому, кто обратится за до-
верием, Президент не откажет ни при каком раскладе.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Как Медведев и Путин сняли саратовского губернатора Аяцкова и отправили его послом в Беларусь.

Потом был введен назначенческий порядок, но на перспективах Д. Аяц-
кова это уже не отразилось. Его кандидатуру не предлагали Президенту даже
формально.
Д. Аяцков: «Меня вызвали в Москву. Пошел, как обычно, с докладом к ру-
ководителю Администрации Президента – им тогда был симпатичный моло-
дой человек [Д. Медведев]. Захожу к нему с папочкой, а он мне решительно:
«Никакие документы рассматривать не будем». Я говорю: «Хорошо. А можно
узнать, что случилось?» – «Знаете, вам надо уходить, у вас очень высокий анти-
рейтинг». Я ему: «Вам нужен рейтинг, значит? Мне-то он не нужен, и вот
почему. Я построил завод по уничтожению химического оружия, лоббирую
вопрос по строительству 5-го и 6-го энергоблоков Балаковской АЭС, принял
закон о частной собственности на землю, строю демократическое общество
и не имею социальных проблем. Есть вопросы по бюджету?» – «Нет». – «По
социальным программам и их исполнению?» – «Нету». «А рейтинг, – говорю, –
могу сделать за месяц. Пара популистских шагов – и будет рейтинг». – «Ладно-
ладно, идем к начальнику».
Пришли [к В. Путину]. Сели за приставным столиком. Он: «Надо что-то ме-
нять, переезжать в Москву». Я: «Владимир Владимирович, я Москву не люблю».
Он: «Воспринимайте Москву как место работы, а не как место жительства. Вот
в Министерство сельского хозяйства пойдете?» Я: «А куда [министра Алексея]
Гордеева денете?» […] «Никуда, в заместители к нему». […] Никогда не пойду.
«Ладно. А к Туркменбаши [президенту Туркменистана Сапармурату Ниязову]
послом?» «Восток дело тонкое», – говорю. А сам думаю: «Так, сейчас третье
и последнее предложение. Если и на него не соглашусь, то…» – «Ну а к Алек-
сандру Григорьевичу [Лукашенко] в Белоруссию? Ненадолго, годика на два».
Я подумал немного: «Ну хорошо». Сел, поехал в аэропорт. Вдруг звонок из
приемной Президента […]: «Я с белорусским коллегой договорился, он тебя
ждет нашим послом в Минске».
Кирилл, Книги, Новотроицк

Михаил Бабич в Иваново.

Соперничать пришлось с Михаилом Бабичем, бывшим союзником, деятелем
очень хватким и жестким, имевшим разветвленные связи в Администрации
Президента, ЕР и силовых структурах. В 2000 г. этот бизнесмен с военным
прошлым помог В. Тихонову выиграть выборы и получил за это пост первого
заместителя главы администрации. В 2002 г. М. Бабича назначили председате-
лем Правительства Чечни. Вернувшись из чеченской «командировки» через
несколько месяцев, он избрался в ГД в Кинешемском округе (В. Тихонов хотел
«выбрать» там другого кандидата). Вскоре М. Бабич взял под контроль РО ЕР
и постепенно распространил свое влияние на Законодательное Собрание,
муниципалитеты, силовиков. Если бы в 2005 г. главу пришлось выбирать – он
бы победил.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Системная причина отставок губернаторов 2005-2008 годов.

Анализируя «отставническую» практику 2005–2008 гг., трудно вывести
какие-то единые правила, несоблюдение или нарушение которых влечет отставку
или по крайней мере повышает ее вероятность. Все было довольно субъективно
и ситуационно. И так остается по сей день. Но все же попытаюсь назвать
несколько ключевых факторов риска:
1) конфликт главы с руководством Администрации Президента, полпредом;
2) конфликт с силовиками;
3) конфликт с владельцами и топ-менеджерами системообразующих феде-
ральных корпораций;
4) затянувшийся и вышедший в публичное пространство внутрирегио-
нальный элитарный конфликт;
5) коррупционный скандал (впрочем, обычно это нужно рассматривать
в том числе как следствие перечисленного в пунктах 1–4);
6) собственно ненадлежащее исполнение полномочий, тем более если оно
обернулось неким чрезвычайным происшествием, кризисной ситуацией, вы-
звало широкий резонанс, нанесло власти репутационный урон;
7) получение ЕР плохих результатов на выборах – местных (в важных му-
ниципалитетах), региональных и тем более федеральных;
8) «общая» неэффективность и слабость главы, проявляющаяся в том числе
в отсутствии у него серьезной поддержки в столице (или в ее утрате);
9) достижение 70-летнего возраста.
Кирилл, Книги, Новотроицк

На втором сроке Путина больше назначали варягов.

Среди 29 новоназначенных глав «варягов» и «земляков» оказалось заметно
больше, чем «местных»: 17 (14 + 3) против 12. «Варяги» – 1) В. Артяков, 2) Г. Боос,
3) О. Ковалев, 4) О. Кожемяко, 5) Н. Колесов, 6) А. Кузьмицкий, 7) М. Мень,
8) С. Митин , 9) И. Михальчук, 10) В. Наговицын, 11) В. Потапенко,
12) И. Слюняев, 13) А. Тишанин и 14) В. Шанцев . «Земляки» – С. Вахруков,
А. Каноков и А. Карлин. «Местные» – 1) М. Алиев, 2) С. Антуфьев, 3) А. Берд-
ников, 4) В. Дудка, 5) П. Ипатов, 6) Р. Кадыров, 7) Ш. Кара-оол, 8) Т. Мамсуров,
9) А. Тхакушинов, 10) А. Хорошавин, 11) О. Чиркунов и 12) В. Якушев.
Совершенно понятно, что переход от выборного порядка к назначенческому
в условиях политического доминирования Центра позволил последнему вер-
нуться к подзабытой к середине 2000-х гг. номенклатурной практике расста-
новки в регионах «варяжских» кадров и начать вливать «свежую кровь». При всех
многочисленных издержках и эксцессах это скорее положительный результат.
М. Алиев – аварец, Р. Кадыров – чеченец, А. Каноков – кабардинец, Ш. Кара-
оол – тувинец, Т. Мамсуров – осетин, А. Тхакушинов – адыгеец. На Алтае вы-
двинули русского А. Бердникова, а в Бурятии – удмурта В. Наговицына. Но
Алтай был и будет «русской» республикой, русские дважды побеждали там на
выборах главы. Бурятия тоже «русская», и русский Л. Потапов трижды изби-
рался ее президентом (а «томского удмурта» буряты приняли как русского).
В не менее «русской» Адыгее, если на то пошло, тоже можно и нужно было
назначить русского.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Два главных вывода о губернаторской политике второго срока Путина.

Несмотря на то что системной ротации проведено не было, два принципиальных
достижения были очевидны.
Во-первых, все, включая сам Кремль, убедились, что избавляться от глав
стало возможно без особых затруднений и издержек.
Во-вторых, изменилось, если угодно, самоощущение губернаторского
корпуса. Произошла не просто его деполитизация. Главы, включая оставшихся
«всенародно избранных», впредь не смели мнить себя автономными игроками.
В. Путин оказал им доверие, представив для назначения или просто до поры
не заменив, не отправив в отставку. Президент – единственный источник их
власти, только ему они обязаны и лишь перед ним ответственны. Главы суть
«люди Президента», «царские слуги», не более.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Медведев, Сурков, Лужков и Шаймиев о прямых выборах губернаторов и как скоро от них отказались.

Однако после выступления Ю. Лужкова на «Первом канале» 17 ноября
молчать стало невозможно. «Человек, который выбран на альтернативной ос-
нове всем населением региона, области, края или города, является и по общему
признанию, и по внутреннему самочувствию более легитимным, – рассуждал
мэр. – Конечно, времена меняются, и сейчас этот вопрос [о прямых выборах
глав. – В. И.] можно вернуть на рассмотрение».
Д. Медведев уже на следующий день выступил с резкой отповедью: «На
сегодняшний момент […] и на ближайшее будущее эта система [назначений]
является оптимальной и единственно возможной. И ее пересмотр не только
нереален, но и недопустим. Если же об этом говорят главы субъектов Федера-
ции, то, конечно, они имеют право рассуждать, но они не частные лица. Если
их что-то не устраивает в нынешней процедуре наделения полномочиями, они
могут подать мне заявление об увольнении» .
Ю. Лужков немедленно написал заявление об отставке. Хода ему не дали –
никто не был готов к замене мэра.
Фрондерство старых глав вдохновило либеральную публику. Идеологи «от-
тепели» (ревизии путинских достижений, в том числе политических, каковую
якобы был обязан запустить Д. Медведев) и без того включали обязательным
пунктом в ее «программу» реставрацию губернаторских выборов. А теперь они
смогли записать в свои ряды Ю. Лужкова, М. Рахимова  и М. Шаймиева ,
этаких «паладинов федерализма».
В. Сурков счел нужным ответить «оттепелевцам»: «Мы не пойдем на прямые
выборы губернаторов, не вернем их. Мы не пойдем на поводу у некоторых
либеральных деятелей, которые говорят, что чем больше выборов, тем лучше.
Это не так».
Последнюю точку Д. Медведев вроде бы поставил 15 сентября 2009 г. на
встрече с участниками Международного дискуссионного клуба «Валдай». Он
сказал: «Я лично участвовал в этом решении об изменении механизма наде-
ления полномочиями [глав регионов]. Я считаю его абсолютно правильным.
Я не вижу условий, при которых мы могли бы от этого решения отказаться ни
сейчас, ни через 100 лет [выделено мной. – В. И.]». Президент пояснил, что не
находит в выборной системе «ничего сверхлиберального, демократического».
Она, на его взгляд, «не вполне соответствует традициям России и тому уровню
развития федерализма, который существует» .
Очень жаль, что Д. Медведев и В. Сурков довольно скоро отреклись от своих
слов и что у М. Шаймиева появился повод для таких вот заявлений: «[…] жизнь
показала, что это [прямые выборы] и есть генеральная линия, а отклонялись
другие» .
Кирилл, Книги, Новотроицк

Как назначали Михаила Юревича губернатором Челябинской области.

В Челябинской области также не обошлось без интриги. Ю. Клепов был
номинальным кандидатом от П. Сумина (публично отказавшегося от выдви-
жения). За М. Гришанковым, перманентно враждовавшим с губернатором,
стояли как минимум Б. Грызлов и С. Шойгу. За А. Дементьевым – его патрон
министр промышленности и торговли Виктор Христенко (выходец из Челя-
бинска, был первым заместителем главы администрации области) и некоторые
«олигархи», в первую очередь Виктор Рашников (ММК), а также А. Дворкович.
За Р. Пановым – по-видимому, С. Собянин («собянинец» Виктор Басаргин
с 2008 г. возглавлял Министерство регионального развития, Р. Панов входил
в его команду). Выдвижение М. Юревича, пожалуй, самого злейшего врага
П. Сумина, дважды – в 2005-м и 2009 г. – вопреки его воле избиравшегося
мэром, не было окончательно согласовано до внесения списка. Борьба велась
до последнего. В. Сурков в принципе неплохо относился и к М. Гришанкову.
Но тот был слишком «диверсифицированный» и смог бы потом лавировать.
А вот М. Юревичу, кроме В. Суркова, благодарить было бы некого.
Андрей Косилов, много лет бывший первым заместителем, «правой рукой»
П. Сумина и очень надеявшийся стать его преемником, в интервью губерна-
торскому биографу Михаилу Фонотову открыто утверждает, что та замена
имела в том числе коррупционную подноготную. Вот его слова: «А главный
фактор, который его [П. Сумина] убил, это фактор предательства, даже в самый
последний момент. Уже после отстранения ему рассказали, сколько стоило
это отстранение. Кто кому что приносил, вносил и так далее [здесь и далее
выделено мной. – В. И.]. Мне кажется, он понял, что его разменяли как две
копейки. И все. Человек всю жизнь служил области, России, и его чиновники
продали за деньги». На вопрос, почему П. Сумин не пожаловался В. Путину
(про Д. Медведева биограф даже не вспомнил), А. Косилов отвечает путанно
и многословно: «Когда Петр Иванович узнал о своем диагнозе, он прежде
всего договорился с Путиным об аудиенции, поехал в Сочи и сказал о своей
болезни. Путин ему ответил: «Петр Иванович, ты намерен лечиться? Лечись.
У тебя есть заместители, которые надежно прикроют тебя? Вот и загрузи их,
а всех остальных пошли… куда-нибудь…» А в последний раз Петр Иванович
к Путину не обратился – я не знаю, почему. Может быть, не хотел раздувать
пожар конфликта. Может быть, у него просто были опасения за семью» .
Комментировать обвинения А. Косилова я не буду. Лишь отмечу, что он
и П. Сумин бесконечно ненавидели М. Юревича, чью политическую карьеру
не раз пытались затормозить. Их, как и всю старую челябинскую элиту, уни-
зило назначение того, кого в региональной прессе именовали «конфликтным,
алчным и развратным бизнес-мэром».
Кирилл, Книги, Новотроицк

За Юрия Берга ходатайствовал Черномырдин.

В. Сурков же – с подачи О. Говоруна, Г. Рапоты и, вероятно, совладельцев
«Альфа-Групп» и ТНК-BP – лоббировал в Оренбургской области И. Удови-
ченко (партнера Александра Когана, крупного предпринимателя, депутата ГД
с 2003 г., также мечтавшего о губернаторстве). И почти добился его выдви-
жения. И. Удовиченко прошел все согласования. С. Грачева, потенциального
преемника А. Чернышева, включили в список «для комплекта».
Однако на финальной стадии вмешался Виктор Черномырдин, бывший
председатель Правительства (1992–1998 гг.). Он уроженец Оренбуржья, начинал
карьеру в Орске, в 1970-х руководил Оренбургским газоперерабатывающим
заводом и потом, работая в Москве, всегда пристально следил за областью.
В. Черномырдин обратился к В. Путину, походатайствовал за Ю. Берга, това-
рища и партнера своего сына Виталия. «Старший царь» не смог отказать. Это
была последняя просьба умирающего – экс-премьер болел раком, и надежды на
излечение уже не осталось (скончался в том же году). И. Удовиченко «в уте-
шение» перевели в заместители начальника УВП по регионам.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Кто такой Радий Хабиров и его конфликт с Муртазой Рахимовым.

Потенциальным сурковским претендентом на Башкортостан был Радий
Хабиров, бывший руководитель Администрации президента республики
(2003–2008 гг.), заместитель начальника УВП (с 2009-го), курировавший Фе-
деральное Собрание, Центризбирком, партии, Общественную палату и пр.
Некоторое время числился «наследником» у М. Рахимова или во всяком случае
имел шансы им стать.
В 2003 г. Р. Хабиров провел третью избирательную кампанию «бабая», самую
тяжелую. Провел не то чтобы очень успешно, но доверие оправдал, был возвы-
шен и вскоре сделался третьим человеком в республике – после М. и У. Рахимо-
вых. Когда в 2005-м сын пошел против отца, Р. Хабирову пришлось возглавить
подавление «бунта». Но, во-первых, Рахимовы вскоре помирились. Во-вторых,
У. Рахимов не простил Р. Хабирова и навсегда записал его в свои враги. В 2008 г.
М. Рахимов определился с «наследником» – экс-глава администрации Сибая,
министр земельных и имущественных отношений респуб лики Раиль Сарбаев
был назначен новым премьер-министром. Р. Хабиров понял, что пришло время
подавать в отставку и уезжать. К тому времени он плотно сошелся с В. Сурковым
и О. Говоруном, которые готовы были взять его в УВП. М. Рахимов вроде бы
согласился отпустить Р. Хабирова. На самом деле «бабай» прекрасно понимал,
что тот, как только окажется в Москве, сразу начнет плести интриги и готовить
реванш, опираясь на В. Суркова. Поэтому М. Рахимов мобилизовал все силы,
все ресурсы, чтобы максимально опорочить бывшего фаворита и сорвать его
назначение в УВП. Р. Хабирова исключили из ЕР, даже обвинили в получении
взятки и возбудили дело. Удивительно, что не дошло до задержания. Этим
М. Рахимов добился обратного эффекта – принять Р. Хабирова на работу стало
для В. Суркова делом чести. Он не мог позволить, чтобы какой-то «бабай»
влиял на его кадровые решения.
Естественно, придя в УВП, Р. Хабиров (вначале он возглавлял Департамент
по взаимодействию с Федеральным Собранием и политическими партиями)
с энтузиазмом принялся подрывать рахимовский режим и дискредитировать
Р. Сарбаева. Что-то делалось с ведома В. Суркова, что-то в инициативном по-
рядке. У Р. Хабирова появилась своя «партия» из числа «московских башкир»,
выдавленных из республики еще до него или следом за ним, он постоянно
принимал «ходоков» из Уфы.
Собирался ли В. Сурков продвигать его? Это была опция. Но в опреде-
ленный момент стало понятно, что появился не менее убедительный пре-
тендент – Р. Хамитов. Кроме того, для В. Евтушенкова (и, соответственно,
Д. Медведева) главным было не допустить кандидата от силовиков, поэтому
он соглашался на Р. Сарбаева. В. Сурков не захотел в этот раз покупать «билет
на войну», причем на два фронта сразу, и приказал Р. Хабирову свернуть всю
активность в Башкирии.
Своего шанса тот дождался лишь в 2018 г. (см. главу VIII).
Кирилл, Книги, Новотроицк

При Медведеве "местных" назначали больше, чем "варягов".

13 новоназначенных глав относились к «варягам»: 1) Н. Белых, 2) А. Гордеев,
3) В. Груздев, 4) И. Есиповский, 5) О. Кожемяко, 6) А. Козлов, 7) Н. Комарова,
8) Л. Кузнецов, 9) Д. Мезенцев, 10) А. Нелидов, 11) С. Собянин, 12) А. Тур-
чак, 13) И. Федоров. Восемь – к «землякам»: В. Голубев (фактически он скорее
«варяг», поскольку уехал из Ростовской области в молодости), Д. Дмитри-
енко, Ю.-Б. Евкуров, А. Мишарин, Г. Полтавченко, Р. Хамитов, А. Шеве-
лев, Б. Эбзеев. 15 – к «местным»: 1) Ю. Берг, 2) Е. Борисов, 3) А. Винников,
4) М. Игнатьев, 5) В. Илюхин, 6) Д. Кобылкин (родившийся в Астрахани,
живший в детстве в Грозном и закончивший вуз в Уфе он перебрался на Ямал
в 1993-м и укоренился там), 7) В. Гайзер, 8) В. Зимин, 9) М. Магомедов-мл.,
10) Р. Минниханов, 11) А. Орлов, 12) Р. Темрезов, 13) В. Шпорт, 14) М. Юревич,
15) В. Юрченко. Не стоило записывать в «варяги»: 16) А. Бровко, работавшего
в Волгоградской области в 2000–2002 гг. и вернувшегося в Волгоград в 2005-м,
17) В. Гаевского, занимавшего руководящие посты в Ставропольском крае
с 1996-го по 2005 г., 18) Л. Кузнецова, бывшего «правой рукой» А. Хлопонина
в ТАО и Красноярском крае с 2001-го по 2007 г. и 19) Р. Копина, приехавшего
на Чукотку в 1999-м. Таким образом, налицо баланс: 13 «варягов» и восемь
«земляков» на 19 «местных».
Е. Борисов – якут, Ю.-Б. Евкуров – ингуш, М. Игнатьев – чуваш, М. Маго-
медов-мл. – даргинец, Р. Минниханов – татарин, А. Орлов – калмык, Б. Эбзеев
и Р. Темрезов – карачаевцы. Р. Хамитов называется башкиром, хотя многие
в Башкортостане считают его татарином. В. Гайзер – сын немца и коми, В. Зимин
и А. Нелидов – русские. Однако Карелия и Хакасия суть «русские» республики,
как и Коми.