July 1st, 2019

Кирилл, Книги, Новотроицк

В Оренбургской области появились первые предвыборные плакаты Дениса Паслера.

Сегодня в Оренбургской области сменили и.о. министров здравоохранения и образования. На улицах появились первые плакты от Дениса Паслера, его пока ещё не сделали зарегистрированным кандидатом, но плакаты появились. Эмблему ЕР решили не использовать. На Украине говорят про новые лица, а в Оренбуржье говорят про новые решения. Основной запрос в Оренбуржье на обновление команды управленцев.
Кирилл, Книги, Новотроицк

Итоги вчерашних выборов в Серпухове.

Явка составила около 15%. Депутатов серпухова избирали по 30 одномандатным округам. Итог выборов:
Единая Россия - 26
ЛДПР - 3
КПРФ - 1.
Самые молодые избранные депутаты:
Владимир Загоруйко КПРФ 12.12.1990
Дмитрий Кузнецов ЛДПР 18.06.1986
ЗАГОРУЙКО

Кирилл, Книги, Новотроицк

Оценка Владиславом Иноземцевым региональной политики АП.

ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества:
Уход с поста главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова стал второй за последний месяц отставкой главы российского региона, выбивающейся из графика превратившихся в традицию весеннего и осеннего «губернаторопадов». Ожидается, что экс-главе республики предложат перейти в «силовой» блок, подобно тому как бывший ФСОшник Сергей Морозов, так и не избравшийся губернатором Астраханской области, планируется к возвращению в спецслужбы.
Конечно, особенности назначения глав российских регионов (субъектами Федерации их называть не поворачивается язык, так как в мире нет федераций, глав которых могла бы тасовать центральная власть) обусловлены не более чем прихотью Кремля – однако стоит заметить, что назначения 2018-2019 гг. существенно отличаются от тех, что осуществлялись один-двумя годами ранее.
Прежде всего их стало значительно больше. С начала 2018 г. руководители сменились уже в 37 регионах, что означает: при сохранении подобного темпа средний срок пребывания в должности у губернаторов сократится до 3 с небольшим лет вместо определённых законом пяти. Похоже, что администрация президента лихорадочно раскладывает новые пасьянсы, стараясь нейтрализовать растущую усталость (назовём это так) населения от ошибок и демаршей региональных властей. Однако особенно удивляет, с одной стороны, что почти никто из новых назначенцев (за исключением очередного и.о. главы Астраханской области) не является выходцем из силовых структур, что было очень привычным ещё несколько лет назад, и, с другой стороны, никто (за исключением главы Дагестана В.Васильева) не может считаться влиятельной фигурой, имеющей выход непосредственно на президента, что также отличало многих губернаторов, назначавшихся несколько лет назад.
Конечно, можно считать, что «возвращение» Ю.-Б.Евкурова и С.Морозова (как, например, в своё время Е.Зиничева из Калининграда) из региональной власти в их «родные» силовые структуры может быть робким указанием на то, что в Кремле осознали: страна пока ещё не «единый военный лагерь», и управлять ей лучше гражданским лицам – но, скорее, здесь заметен несколько иной тренд. Вероятнее всего, в новой «генеральной линии» можно видеть результат работы С.Кириенко и тех, кого Е.Минченко называет «младшими партнёрами членов Политбюро 2.0». Управляемость для них означает, прежде всего, зависимость губернаторов от кремлёвской администрации, а не умение принимать адекватные решения на местах или в случае необходимости согласовывать свои шаги с президентом.
Подобный подход представляется довольно рискованным, учитывая постепенно накапливающееся недовольство населения. «Технократы» и «эффективные менеджеры», как показывает практика, довольно плохо находят общий язык с избирателями, а злоупотреблять любимыми «методологами» подходами – т.е. довести ситуацию до кризисной, а потом начать разруливать её в стиле «деловой игры» – сейчас не время. Кроме того, на каком-то этапе подобный курс практически наверняка встретит сопротивление того же силового блока, считающего себя настоящим хозяином страны – и тогда темп замены региональных начальников ещё более увеличится, ставя окончательную точку в истории российского «федерализма».